Генезис деспотизма в московском государстве во время правления ивана iv

Следует заметить, что в современной российской историографии прослеживаются попытки оправдать государственную деятельность Ивана IV. По мнению ученых В. Н.Кожемякина и А. И.Подберезкина, идеи «богоизбранности» русского царя и российской государственности сыграли положительную роль в истории России. Они стимулировали в политическом аспекте «более интенсивное развертывание процессов национальной консолидации» 10.

Насадка официальной идеологией идей о «богоизбранности» царя, о его роли как высшего защитника православной веры способствовали формированию наивного монархизма, и восприятие его в любой, даже самой жестокой и найоблудливиший форме. В тот же убеждение, которое на протяжении будущих веков русской истории неоднократно использовалось московскими правителями (в разных модификациях и ипостасях) даже в XX в.

Возможно, что со временем и сами цари поверили в собственную исключительность. Ярким примером этого может быть мнение, высказанное одним из известных российских историков В. А. Ключевским: «Иван IV был первым из московских государей, который увидел и почувствовал в себе царя в библейском понимании, помазанника божьего. И с этого времени его царственное» я "стало для него предметом набожного поклонения. Он сам для себя стал святыней и в помыслах своих создал целое богословие политического самозахват в виде научной теории своей царской власти "11.

Однако не исключено, что значительный отпечаток на деятельность Ивана IV наложило попытки создать себе соответствующий имидж. Как отмечал французский философ Карл Ясперс (1883—1969), идеология «всегда вызывает потребность в иллюзиях», политические деятели, применяя преступные действия, оправдывают их «высшими целями нации, веры, будущего» всего «для маскировки безудержной воли к власти» 12.

Таким образом, приведенные факты свидетельствуют, что Иван IV придавал большое значение обоснованию и укреплению самодержавия, проявил себя не только как политик, и практик и идеолог. Наиболее ярко это отразилось в его переписке. В частности, в письмах к А. М.Курбського Иван IV пытался подкрепить свои утверждения концепциями «Сказания о князьях Владимирских» и теории «третьего Рима». Согласно его взглядам царская династия происходит от «византийских императоров», самодержавие утвердилось «божьей волей» издавна, еще с князя Владимира, «просветил Русскую землю крещением.». С тех пор «Русская земля держится божьим милосердием. Нами своими государями, а не судьями и воеводами» 13

Полемизируя с А. М.Курбським относительно опыта управления в других странах при помощи разумных советников, московский царь отмечал , что там ". у них цари своими царствами не владеют, а как им скажут их подданные, так и управляют. Русские же самодержцы изначально обладают своим государством ". Совет А. М.Курбского прислушиваться к мнению ближайшего окружения царь рассматривал как покушение на его власть: «Или это против ума не хотеть быть под властью своих рабов» 14. Итак, Иван IV Грозный считал всех жителей государства независимо от происхождения несвободными гражданами, а собственными холопами — рабами.

Основной принцип самовластия Иван IV формулировал следующим образом: «И жалеть своих холопов вольной, и казнить Вольны тоже» 15. По применению этого принципа на практике царь был убежден, что он справедливо «жаловал» тех, кто служил ему верно, и наказывал только того, кто на это заслуживал: "Хочешь ли не бояться власти, делай добро, а если делаешь зло, бойся, ведь царь не зря меч носит "16.

Эти слова Ивана IV о «добре и зле» не имели ничего общего с его произволом и политическим террором. По мнению российского ученого А. Ю.Карпова, переломными во время правления русского царя были 1564—1565 гг. В это время начались бессмысленные и исключительно жестокие казни людей. Своим масштабам они и теперь поражают исследователей. Стремление Ивана IV получить абсолютное, неограниченное ни законами, ни моральными нормами власть над своими подданными «реализовалось в самой страшной и самой варварской форме». Главным образом погибали «наиболее талантливые, самые заметные люди — воеводы, дипломаты, государственные деятели, чиновники» 17.Массовое уничтожение людей, даже целых населенных пунктов стало обыденным явищем18. Еще Костомаров, отрицая отдельным российским историкам (С. М.Соловьев, С. Ф.Платонов и другим), писал: "Ставят в заслугу Ивану Васильевичу, что он утвердил монархический начало, однако будет гораздо точнее, прямее и справедливее сказать, что он утвердил основы деспотич
еского произвола, рабского всеобщего страха и терпения. Его идеал заключается именно в том, чтобы прихоть самовластного владыки поставить превыше всего: и общепринятых моральных понятий, и любых человеческих чувств, и даже веры, которую он сам исповедовал "19.

Под этим углом зрения следует обратить внимание на влияние идей «богоизбранности» правителей Москвы и исключительности русского православия в христианском мире на развитие культуры Северо-Восточной Руси. Создана московскими книжниками теория наследственности Московским государством всемирной величия Византийской империи существенно повлияла в XVI в. на развитие архитектуры, живописи, образования, фольклора.

Так, важное место в пропаганде в тогдашнем российском обществе идей о мессианском предназначении Москвы и ее самодержцев играли построены в течение XVI в. культовые сооружения. Целью их создания было отражение роста политической, могущества московских правителей на территории Северо-Восточной Руси и международной арене, в идейно-образной художественной форме.

С этой целью, по мнению академика И. Грабаря, в Российском государстве был построен целый ряд архитектурных зданий. В 1505—1509 гг. Итальянский архитектор Алевиз построил Архангельский собор, служивший усыпальницей для великих князей Московских. Алевиз одним из первых в художественной архитектурной форме отразил изменение политической роли Москвы в системе международных отношений в Восточной Европе. Архангельский собор, по его замыслу, предоставлял Москве новый статус — «столицы всех русских земель».

В 1554—1560 гг. русскими зодчими был построен храм Василия Блаженного. Главная цель его строительства заключалась в увековечения исторической победы русских над Казанским ханством. Собор В. Блаженного был построен на Красной площади. Здесь находился главный торговый рынок Москвы, посещало большое количество людей. Созерцание на новый храм должно было вызвать у населения Московского государства веру в особую миссию русского народа в христианском мире по защите православной веры. В то же время собор В. Блаженного подчеркивал военную мощь правителей Москвы. Он постоянно напоминал о покорении некогда грозного Казанского ханства, которое было одним из наследников Золотой Орди20.

Наиболее ярко имперская идеология правящих кругов Московского государства отразилась в построенном в 1568—1570 гг. Вологодском храме. В строительстве этого культового сооружения непосредственное участие принимал Иван IV. Вологодский собор построен в монументально-пышном архитектурном стиле и посвящен «премудрости Божьей» — Софии. В целом, храм должен был стать правопреемником константинопольского собора святой Софии21.

Как отмечал И. Грабарь, строительство вышеупомянутых архитектурных сооружений в художественно-творческой форме отражало идеи, заложенные в теории «Москва — третий Рим», которая «получила в то время широкое распространение» в России. Ученый, также справедливо отмечал, что прославленные Москвы и ее особой исторической роли негативно сказалось на развитии архитектуры Московского государства. Официальный величество форм, грандиозность масштабов, жесткие церковно-догматические правила и требования строительства препятствовали распространению в церковной архитектуре демократических стилей. Одновременно почти полностью исчезают местные архитектурные школы, которые полностью витисняются общероссийскими канонам архитектурного строительства 22